Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

ааааааализая

Да Славны будьте Сорок Сороков, людей от насилия и бесправия спасающие! Молитва вам миром!

красная рыба и ладошки

Царствие Небес и Слава грядущего века Код лошарик! Выжившим скорейшего выздоровления

Молитва миром за выживших код лошарик! Молитва о успении упокоении ушедших код лошарик.
Всем друзьям близким соболезнования сострадание сочувствие.
Держитесь, дорогие русские люди. Слишком тяжело больно осознавать.
Ваша Лиза
ааааааализая

Поэт Одинокий Тиняков Александр Иванович жив!

Престранное случилось с нашим современником юным писателем А.Секисовым в ноябре прошлого года, автором книги под экстравагантным названием толи "Кровь и пот", толи "Кровь и черная земля", в славном городе Петербурге.Вот собственно пересказ случившегося, в котором более всего описаны душевные муки молодого человека, а не прекрасный старец, удалившийся в роскошный особняк.

Писатель Антон Секисов 19 ноября 2018 г.

Минут 20 или даже больше стоял на Тверской улице и тупо глядел на старообрядческий храм.

"Все это время ко мне медленно приближался дед с кривой палкой. Ясно, что он шел ко мне. Заготовил для него фразу: наличных нет.
Дед подошел и спросил, есть ли у меня 10 рублей.

«10 рублей не хватает на ужин. Пенсия уже завтра. Так что ничего, если нет. Вообще, зря я спросил. У вас же деньги у всех на карточке. Ты меня извини, что спросил. Зря я все это. Пенсия, говорю, уже завтра».
Дед пошел дальше. Я стал копаться в карманах. И вдруг обнаружил 500 рублей. Посмотрел деду в спину, потом на старообрядческий храм.

У меня вообще-то в роду старообрядцы, вроде как. Люблю этим козырять. Очень нравится служителей РПЦ называть никонианами. Хотя вот прадед — священник обыкновенный, не старообрядческий. Но в моменты сложных решений я от любой православной символики оказываюсь далек.

Вот и теперь стоя с 500 рублями между храмом и дедом я вдруг представил Анубиса с собачьей башкой. И мы в царстве мертвых перед Весами Истины. На одной чаше мое сердце, на другой перо Маат. Какое-то время весы колеблются — я совершил некоторое количество пакостей, но не очень крупных. Но случай с дедом, которому я зажал 500 рублей, перевешивает всё. Отягченное грехами сердце тянет вниз. В соответствии с правилами египетского загробного мира, из тьмы появляется какой-то местный полукрокодил-полубегемот и сжирает мое сердце. От меня не остается ничего. Вообще ничего. Даже черти с вечно горячими сковородками мне не светят.
Я побежал за дедом, ощупывая карманы по пути. Нашел свернутые трубочкой 100 рублей. Догнал деда на середине трассы.

Сколько тут? Много чето слишком, — дед недоволен. — Ну ладно, раз уж дал. Но вообще у меня завтра пенсия, — и вдруг его голос изменился. — А вот у тебя пенсии не будет нихуя.

Внезапное «нихуя» из уст милого деда. И новая интонация. Захотелось бабки вернуть.

— Отдал слишком много, — покачал головой дед.
Дед зашел в роскошный дом в двух шагах от Таврического сада. При мне остались 500 рублей. И крокодил-бегемот меня не получит. Но я знаю, что это только пока. Эта тварь только и ждет, что я оступлюсь.
С чувством тревоги в душе отправился есть овощной суп рамен в раменную на Каменноостровском."


И ведь юному автору "Крови и пота" невдамёк, что перед ним возник ни много ни мало сам знаменитый поэт начала двадцатого века, именуемого в поэзии Серебрянным веком, легенда того самого века, известный не только своими бьющими не в бровь, а в глаз строками, но и тем что тролил всю элитарную "нищую" публику своими по сути безобидными выходками, о которых ходят легенды, мифы и анекдоты.

Так поэтесса Анна Ахматова году так в 1920-ом подала в такой же ситуации на том же самом месте поэту Одинокому рублей тридцать, что в редикюле было, упрекнув легенду, что подобный троллинг раздражает писательское общество. Да что поэту общество?

Александр Тиняков (Одинокий) текст одного стихотворения
Пищи сладкой, пищи вкусной Даруй мне, судьба моя, — И любой поступок гнусный Совершу за пищу я Я свернусь бараньим рогом И на брюхе поползу, Насмеюсь, как хам, над Богом, Оскверню свою слезу. В сердце чистое нагажу, Крылья мыслям остригу, Совершу грабеж и кражу, Пятки вылижу врагу. За кусок конины с хлебом Иль за фунт гнилой трески Я, — порвав все связи с небом, — В ад полезу, в батраки. Дайте мне ярмо на шею, Но дозвольте мне поесть. Сладко сытому лакею И горька без пищи честь.
Ноябрь 1921

Homo Sapiens
Существованье беззаботное
В удел природа мне дала:
Живу – двуногое животное, –
Не зная ни добра, ни зла.
Всегда покорствую владыке я,
Который держит бич и корм,
И чужды мне стремленья дикие
И жажда глупая реформ.
Услышу <слово> коль про бога я, –
Я только прыскаю в кулак:
Чья мысль бездарная, убогая
Могла в пустой поверить знак?
В свои лишь мускулы я верую
И знаю: сладостно пожрать!
На все, что за телесной сферою,
Мне совершенно наплевать.
Когда ж промчатся дни немногие
И смерть предстанет предо мной,
То протяну спокойно ноги я
И мирно сделаюсь землей.
Сентябрь 1921

Ничего удивительного, на мой взгляд, нет в данном событии. Частенько стали наведываться к нам гении прошлых веков. Пример: москвичи частенько замечают легенду двадцатого века художника Анатолия Зверева у ДомЖура. Правду сказать, художник ничего не просит, только выпивает и разговаривает с юными дарованиями. Но осенью явления гениев былых веков участились, что наводит на мысли, что не просто так они приходят, а за какой-то явно надобностью.

Целую и обнимаю каждого из вас.
Ваша Лиза Емельянова, просто царица и тупая овца)(
С Новым годом! С Рождеством!

Не жадничайте, дорогие мои, и внимательнее будьте к тем, кто ходит рядом с вами.


красная рыба и ладошки

Музыкант Роман Гринёв. Царствие Небес и Слава грядущего века. Молитва миром.

.Про его профессионализм, думаю, никому рассказывать не надо. Мы с полуслова понимали, как сыграть, как сделать красиво, как сделать так, чтобы звучало.., были споры и разногласия, но никогда это не носило негативный характер. Пожалуй впервые я чувствовала себя самой собой. Не было ни снобизма, ни лицемерия, просто мы и музыка, и теперь осознаю, что именно благодаря Ромычу. Рома жил музыкой, он горел музыкой, каждый звук пропускал через себя. Это очень заражало. Мы иногда не сходились во мнениях, но он умел и уступить, но умел и убедить. А ещё, он очень нежно и трепетно относился к своему сыну Роману Гринёву.
На данном изображении может находиться: 1 человек, гитара



я

Ясного вам утра в непогожий день, русские люди и все, кто великого Винсента понимает и любит


  • МОЙ ДОРОГОЙ ТЕО! ЗДЕШНЯЯ АТМОСФЕРА НАЧИНАЕТ НЕВЫРАЗИМО ТЯГОТИТЬ МЕНЯ. ЧТО Ж, Я ТЕРПЕЛ БОЛЬШЕ ГОДА, ТЕПЕРЬ МНЕ НЕОБХОДИМ ВОЗДУХ: Я ЧУВСТВУЮ СЕБЯ РАЗДАВЛЕННЫМ СКУКОЙ И ПЕЧАЛЬЮ… КАК ХУДОЖНИК Я УЖЕ НИКОГДА НЕ СТАНУ ЧЕМ-ТО ЗНАЧИТЕЛЬНЫМ – Я АБСОЛЮТНО УВЕРЕН В ЭТОМ. ВИКТОР ГЮГО ГОВОРИТ: БОГ - ЭТО МИГАЮЩИЙ МАЯК, КОТОРЫЙ ТО ВСПЫХИВАЕТ, ТО ГАСНЕТ; СЕЙЧАС МЫ НЕСОМНЕННО ПЕРЕЖИВАЕМ ТАКОЕ МГНОВЕНИЕ, КОГДА ОН ПОГАС.

  • МОЙ ДОРОГОЙ ТЕО! Я ВСЁ БОЛЬШЕ ПРИХОЖУ К УБЕЖДЕНИЮ, ЧТО О БОГЕ НЕЛЬЗЯ СУДИТЬ ПО СОЗДАННОМУ ИМ МИРУ:
    ЭТО ЛИШЬ НЕУДАЧНЫЙ ЭТЮД.
    НУЖНО ПРИНИМАТЬ НАШУ ЗЕМНУЮ ЖИЗНЬ ТАКОЙ, КАК ОНА ЕСТЬ, И УТЕШАТЬСЯ НАДЕЖДОЙ НА ТО, ЧТО МЫ УВИДИМ НЕЧТО ЛУЧШЕЕ В ИНОМ МИРЕ.

    Я ЗАПЛАТИЛ ЖИЗНЬЮ ЗА СВОЮ РАБОТУ, И ОНА СТОИЛА МНЕ ПОЛОВИНЫ МОЕГО РАССУДКА. МЫСЛЕННО КРЕПКО ЖМУ ТЕБЕ РУКУ. С ЛЮБОВЮ,
    ВИНСЕНТ

я

СТАРОБРЯДЧЕСКИЙ СТИХ поют детские голоса

Как по морюшку морю синему.
Как по морюшку морю синему.
Там плыло плыло два кораблика.
Там плыло плыло два кораблика.
У одном корабле святы ангелы.
У одном корабле святы ангелы.
У другом корабле - да и сам Господь.
У другом корабле - да и сам Господь.
Уж вы ангелы - слуги божаи.
Уж вы ангелы - слуги божаи.
Вы а де были? А де побывали?
Вы а де были? А де побывали?
Ну а мы были у дяревенки.
Ну а мы были у дяревенки.
У дерявянки - на помяни.
У дерявянки - на помяни.
Поминали душу да Ивашкину.
Поминали душу да Ивашкину.
Помяни, Боже,
да Иванченку!
Помяни, Боже,
да Иванченку!..